Зарисовки о современной России. Югра.

Около половины российской нефти добывается в Ханты-Мансийском автономном округе Югра. Если посмотреть на карту, вы найдете небольшой населенный пункт с одноименным названием, столицу округа, неподалеку от места, где сливаются две могучие сибирские реки – Обь да Иртыш.

Огромные просторы малярийных болот западно-сибирской низменности таят в себе несметные богатства. Геологи, открывшие их в середине прошлого века, мечтали о сказочных городах, где будут жить счастливые и богатые люди. Но, даже через 50 лет разработки месторождения, когда за счет нефтедолларов озолотилась не только Москва, но и многочисленные делки-посредники в многих странах, Ханты-Мансийск остается одним из самых отсталых в России.

Прямо в центре столицы округа, радом с новым, блестящим зданием администрации расположены… бараки, которые здесь называют «балки». Вместо ванной с туалетом – деревянный зловонный толчок на улице. Помыться можно только в городской бане или нагрев воды на плите. Местные радуются тому, что хотя бы вода и отопление есть.

Средняя зарплата 17-20 тысяч рублей, но за это убогое жилище приходится платить 7 000р и еще 3 000р за свет. То, что остается – небольшая сумма с учетом сибирских немаленьких цен.

Поселок Вертолетный, что расположен возле блестящего с широкими освещенными проспектами Сургута, как будто вышел из иллюстраций к безрадостным стихам Николая Некрасова. Деревянные домики, в которых ютятся около двух тысяч человек, они называют «крысиными норами» из-за огромного количества грызунов.

Трубы отопления здесь давно мертвы, отапливают балки-бараки дровами, смастерив печки. Вода в колонке. Зимой бывает больше 40 градусов мороза. Туалеты только на улице. Во многих толчках нечистоты не откачивались никогда. Поэтому, когда яма заполняется, неподалеку роют другую. Огородов тоже, практически нет, говорят в этом климате ничего не растет.

Умиляют деревянные двухэтажные домики прямо у блистающего огнями Сургута. Здесь туалеты в квартирах, но канализация выведена в бетонированную канаву возде задней стены дома. Зимой намерзает а летом жутко воняет. Настоящее средневековье – канализация открытого типа.

В таких условиях югорцы, как называют себя жители автономного округа, живут уже десятки лет, только из телевизора зная, что где-то бывает ванная в каждом доме, горячая и холодная вода и даже бесплатный WiFi.

Поселков, как Вертолетный, в Ханты-Мансийском автономном около 10 тысяч. Добираются к ним по рекам, так как нормальные дороги не выходят за пределы нескольких городов.

Отсюда нефть бежит на европейскую часть России и за огромные деньги продается дальше на Запад. Даже часть этих прибылей могла бы изменить Югру, но в «управляемой» демократии, построенной Путиным, ему глубоко плевать на тех, от кого он почти не зависит. Выборы давно превращены в формальность. Надежд на изменение системы ни у кого нет.

Стоит ли удивляется, что большинство жителей округа страшно обеспокоены бендеровцами на Украине, которые, якобы, уничтожают русский язык. Поэтому каждый второй мужчина готов помочь «русскому» Донбассу, воевать с «киевской хунтой».

Конечно, для того чтобы вырваться из зловонной ловушки – жизни в крысиных норах, - чего только не придумаешь.

А о поддержке Путина здесь привычно врут. У нас мало кто помнит, но в СССР с его жесткой системой, ходили голосовать практически все и голосовали всегда только «за». А тех немногих, кто был против власти, часто упрятывали в психушку.

Поэтому, когда в Ханты-Мансийске на улице социолог просит заполнить анкету и задает вопрос – поддерживаете ли вы российскую военную помощь Донбассу, - осторожный югорец всегда отвечает согласием. Ведь, чего доброго еще отберут уже родной и обжитый годами балок-барак.

О том, что этот район мог превратится в российский аналог арабских эмиратов, здесь даже не догадываются. Ведь нефть принадлежит России, то есть тем, кто на ней наживается, а не тем, кто ее добывает.

Виктор Уколов

Джерело: 
Мій Кіровоград