Дожить до вакцины

Эпидемия коронавируса в Украине , к сожалению, идет по одному из худших возможных сценариев. Самое обидное, что не допустить этого сценария можно было, в общем-то, элементарными административными и пропагандистскими мерами, но, как говорится, маємо те, що маємо. Сейчас важно понять, какими потерями нам это грозит и чего ждать от ближайших месяцев.

Контроль и его отсутствие

Если охарактеризовать текущую ситуацию одним словом, то это будет слово неконтролируемость. Какой бы опустошительной ни была эпидемия, самое страшное не она сама, а ее неконтролируемое распространение.

Контроль не означает, что эпидемию удается локализовать в каком-то регионе или добиться стабилизации числа больных. Контроль — это бежать на пол-корпуса впереди эпидемии и не допускать коллапса ни в одном из элементов инфраструктуры. Если число больных с пневмонией растет, то число коек с кислородом должно расти быстрее. Если выздоравливающих становится слишком много, то надо с опережением принимать управленческие решения, чтобы уже здоровые люди не сидели неделями в изоляции в очереди на повторное тестирование. Если растет число смертей, то с опережением должно расти число бригад по рытью могил, как бы ужасно это не звучало.

Украина полностью проиграла этот забег. Мы уже даже не пытаемся догнать эпидемию:

  • Не известно ни реальное число больных, ни реальные темпы их прироста. Без этого невозможно понять, какие меры были бы адекватны ситуации. Может достаточно просто отменить массовые мероприятия, а может уже давно нужен полный локдаун с пропусками для выхода за хлебом.
  • Точно неизвестно число тяжелых больных и, что еще хуже, темпы его прироста. Это даже в теории не позволяет играть на упреждение и заблаговременно увеличивать число коек в больницах, бригад для перевозки заразных больных, лабораторий для тестировании и персонала в больницах.
  • Невозможно реалистично оценить летальность и смертность. Как следствие, непонятно сколько нужно моргов, паталогоанатомов и мест на кладбищах. В особо пораженных регионах, таких как Нью-Йорк или Бергамо, возникали большие проблемы с логистикой тел и их захоронением. Мы даже не понимаем грозит ли нам это.

Что будет, если ничего не делать?

До появления вакцины единственным способом хоть как-то замедлить развитие эпидемии является карантин. За прошедшие 7 месяцев разные страны испробовали самые разные модели карантинных мероприятий, разнящиеся от полного игнорирования проблемы, до введение тотального домашнего ареста.

Уже можно с уверенностью сказать, что карантин как таковой работает. Большинству развитых стран удалось погасить первую волну эпидемии и продержаться несколько летних месяцев на низком уровне заболеваемости. В то же время стало очевидно, что тотальный локдаун с введением режима домашнего ареста для всего населения — плохая стратегия, которая может принести больше вреда, чем пользы. Оптимальной выглядит компромиссная стратегия, ограничивающая массовые скопления людей и их длительное пребывание в замкнутых пространствах.

Эффективный карантин предполагает слаженную работу государственной вертикали и хотя бы минимальное доверие к принимаемым мерам со стороны населения. Естественно, это возможно далеко не во всех странах, но настолько тотальной импотенции власти и настолько тотального идиотизма населения, как в Украине, надо еще поискать.

В Украине эпидемия окончательно пущена на самотек, а поэтому, в поисках аналогов нашей ситуации, надо ориентироваться не на Европу, а на беднейшие страны третьего мира.

Пример Бразилии

Наиболее близким аналогом нашей ситуации является Бразилия — именно там удалось провести самые полные на сегодняшний день научные исследования развития эпидемии в ситуации практически полного игнорирования каких-либо карантинных мер.

В Бразильском городе Манаус, похоже, впервые в мире был выработан настоящий коллективный иммунитет на фоне практически полного отсутствия каких-либо ограничительных мероприятий.

Население города — около 2 млн человек. От ковида умерло около 4000 человек, при том, что в городе всего 6% людей старше 60 лет и подавляющее число смертей, неизбежно, пришлось на молодых и людей среднего возраста.

На пике эпидемии инфицировано было более 50% населения города, причем практически одномоментно — в пределах одного-двух “циклов репродукции” вируса, составляющих около двух недель.

Смертность составила около 0.25%. Этого хватило, чтобы превысить нормальный сезонный уровень смертности в разных возрастных группах от 2.5 до 4.5 раз. Фактически, число новых захоронений на кладбищах утроилось по сравнению с показателями прошлых лет. На пике вспышки на кладбищах банально не успевали копать могилы и это не фигура речи, а жуткий документальный факт.

Умер каждый пятисотый житель города. Для большей наглядности, это можно пересчитать на наши повседневные реалии. Это примерно 1–2 трупа на одну типовую киевскую девятиэтажку и 4–5 на большую современную высотку. Похороны умерших от ковида практически гарантированно были в каждом дворе.

В других городах Бразилии статистика не настолько надежна, но, например, в Сан Паулу, летальность оценивается в 0.72%, т.е. смертность в пике может превышать фоновую в десятки раз!

Применимость к Украине

Естественно, ни одна аналогия не может быть полной, поэтому, перед тем как проводить какие-то экстраполяции бразильской статистики на Украину, надо хорошо представлять себе различия между странами.

  • Бразилия — молодая страна. Там высокая рождаемость, небольшая продолжительность жизни и аномально мало стариков. В Манаусе людей 60+ было всего лишь 6%. Украина — старая страна. У нас пенсионеры могут кое-где составлять более трети населения. Летальность ковида экспоненциально увеличивается с возрастом, достигая 10–12% для людей в возрасте за 70, что говорит не в пользу Украины.
  • В Украине намного более благоприятные социальные условия в городах. У нас даже близко нет аналогов печально знаменитых бразильских фавел с их вопиющей антисанитарией и невообразимой скученностью. У нас даже коммуналок уже почти не осталось, а люди, живущие в общежитиях, как правило, имеют более комфортное жилье в других регионах. В условиях фавел никакая изоляция больных и никакой карантин невозможны в принципе, в Украине с этим куда лучше.
  • В Бразилии более сильное социальное расслоение и намного больше бедных людей, а быть бедным в Бразилии — это, по нашим меркам, быть совсем уж деклассированным бомжом. Доступ к медицинской помощи и лекарствам в Украине все-таки лучше, как бы странно это не звучало. Причем речь не о доступе к ИВЛ или реанимациям, а о доступности банальных жаропонижающих, без которых условный сердечник может запросто умереть от чрезмерной нагрузки на сердце. Соответственно, можно ожидать, что “необязательная смертность” среди больных с симптомами средней тяжести в Украине будет ниже.
  • Как в Бразилии так и в Украине практически поголовное покрытие вакцинацией БЦЖ, которая, как считается, имеет некоторый защитный эффект от ковида на популяционном уровне. Так что списать высокую смертность в Бразилии на отсутствие этого защитного фактора не выйдет.
  • Совсем недавно появилось очень интересное исследование, в котором обнаружилась, что определенные варианты генов, унаследованные современными людьми от скрещивания с неандертальцами, коррелируют с тяжелым течением ковида. В Европе, в том числе в Украине, частота этого генетического варианта около 8%, а у жителей Африки их нет вообще. В Бразилии крайне пестрый и сильно перемешанный этнический состав населения с очень большой долей негроидных генов, поэтому в целом по стране частота этих “неудачных” генов практически нулевая. Это явно не в пользу Украины.

Image for post
Image for post

Частота встречаемости неандертальских генов, ассоциированных с тяжелым течением ковида (отсюда).

Как мы видим, есть факторы как “за” так и “против”, причем их относительное влияние оценить очень сложно. В таких условиях единственно адекватной нулевой гипотезой будет считать, что смертность в Украине в условиях полного игнорирования карантинных мер, будет примерно такой же как в бразильском Манаусе т.е. около 0.25%.

Если переболеют все 38 млн, то смертность составит ~100 000 человек. На практике этого не будет даже в самом апокалиптическом сценарии — все население не заражается ни при какой эпидемии. Логично предположить, что переболеет примерно столько же людей, сколько в Манаусе: 50–60%. Это около 50–60 тысяч смертей.

Естественно, это очень грубая прикидка, которая дает порядок величины, но не дает точного числа. В Украине, наиболее вероятно, умрут десятки тысяч человек. Если вмешаются какие-то отягчающие факторы, то это число может достичь сотен тысяч, но уж точно не миллионов.

Апокалипсис по плану

Украина сейчас находится в разгаре экспоненциальной фазы первой волны эпидемии. Мы отстаем от Европы на 4–5 месяцев и переживаем тот этап, который был в приснопамятном Бергамо в апреле.

Карантинных мер в Украине на сегодня нет никаких. Клоунада с цветными карантинными зонами годится, разве что, для раздувания щек и имитации кипучей активности кабмином. Мощности тестирования безнадежно отстали от динамики числа новых случаев. Все больницы будут заполнены в ближайшие недели, а коек с кислородом в некоторых регионах не хватает уже сейчас.

Вводить более жесткие меры или даже локдаун власти Украины до выборов точно не будут, а после них в этом уже не будет особого смысла. В любом случае организовать выполнение каких-либо карантинных ограничений нынешняя власть попросту неспособна. Они даже не в состоянии наладить контроль за правильным ношением масок на официальных мероприятиях самого правительства, не говоря уже о том, чтобы массово штрафовать идиотов в “набородниках” в транспорте.

Таким образом мы пребываем в состоянии планового апокалипсиса — все разумные люди понимают, что будет дальше, но нет никакогоспособа это предотвратить или хотя бы смягчить последствия.

По состоянию на сейчас (5 октября) в Украине официально инфицировано 230 000 человек. Учитывая позорно низкий уровень тестирования, недоступность бесплатных тестов для большинства населения и полнейший бардак в первичной диагностике, реальное число должно быть больше в 10–20 раз. Т.е. можно ожидать, что в реальности сейчас болеют или уже переболели от 2 до 5 млн человек.

Если ориентироваться на пример Бразилии, то экспоненциальная вспышка закончится на показателе 20–25 млн переболевших (50–60% населения). До окончания кошмара нам остался еще целый порядок величины. Если сейчас в вашем окружении 2–3 знакомых с ковидом, то в конце эпидемии их будет 20–30, включая, с большой вероятностью, вас самих и ваших близких.

Сколько времени займет плановое завершение апокалипсиса? Это крайне сложно прогнозировать, поскольку мы не знаем точного репродуктивного числа и не представляем сколько у нас реальных носителей в разных социальных группах и регионах. В Манаусе полный цикл занял около 6 месяцев. Поскольку мы, фактически, вошли в экспоненциальную фазу в июле-августе, то есть шансы, что самые пораженные регионы могут “отстреляться” уже к новому году. В целом по стране, возможно, к весне, но все это скорее гадание на кофейной гуще, чем обоснованные прогнозы.

Успеть к шапочному разбору

Если наши власти так ничего и не предпримут (а шансы на это практически нулевые), то может получится так, что Украине будет не особо и нужна вакцина от ковида. К тому времени, когда она появится (а это весна-лето 2021 года), у нас может быть уже сформирован коллективный иммунитет по бразильскому сценарию. Заплатим мы за это примерно сотней тысяч человеческих жизней, полным коллапсом медицины и непрогнозируемыми последствиями паники, которая с большой вероятностью возникнет ближе к пику эпидемии, когда даже до самых тупоголовых дебилов дойдет, что ковид — это не страшилки МОЗовских некомпетентных неудачников, а реальная смертельная опасность.

Думаю, что всем адекватным людям очень хочется дотянуть-таки до появления вакцины не играя в русскую рулетку со смертью. К сожалению, от каждого из нас зависит удручающе мало. Мы можем только попытаться максимально изолировать себя от агрессивных невежд вокруг, радостно несущихся в пропасть. Рекомендации остаются все те же:

  • Респиратор FFP3 в любых закрытых помещениях, начиная лифтом и заканчивая транспортом, а также везде на открытом воздухе, где нельзя держать дистанцию 2 метра и больше.
  • Максимальное избегание скоплений людей: часа пик в транспорте, массовых мероприятий, ресторанов, клубов.
  • По возможности, домашнее обучение для детей и удаленная работа для себя.
  • По возможности, максимальная изоляция людей из групп риска.

Да поможет нам теория вероятности…

Семен Есилевский, биофизик, д.ф.-м.н., специалист по молекулярной динамике и дизайну лекарств, научный блогер. 

Джерело: 
Мій Кіровоград
Важлива новина: 
0